13:49 

Кланы вампиров

а) Здесь представлены краткие и четкие выжимки “по делу”. За дополнительными деталями можно сходить на сайт wod.su. Это приветствуется, но не обязательно.
wod.su/dark_ages/clans
б) На самом деле в Мире Тьмы, разумеется, куда больше кланов. Мы рассказали лишь о тех, которые важны для игры. С информацией о других вы тоже можете ознакомиться по ссылке выше
в) в разделе “отношение к другим кланам” речь идет именно о стереотипах. Как сами представители клана видят остальных, как другие кланы видят их… это не значит, что подобного мнения придерживаются поголовно все представители кланов. У вас вполне может быть свое.



Бруджа
Дурачье! В мире столько удивительного, надо только пошире открыть глаза! Если вы будете с нами, мы сможем изменить мир! Проснитесь, пока не умерли!
Бруджа – это ученые-воины, всегда стремящиеся к совершенству тела и разума. Старейшины клана могут говорить о Золотом Веке и с тоской вспоминать Карфаген. Конечная цель Бруджа – найти место, где все вампиры смогут мирно сосуществовать и будут процветать.
Бруджа сражаются. Они сражаются с Вентру, уничтожившими Карфаген, они сражаются с Ласомбра, поддерживающими существующие порядки, они сражаются с Тремер, виновными в смерти старейшины Саулота, - список можно продолжать до бесконечности.
Сиры, как правило, относятся к своим питомцам с бОльшим уважением, чем это принято в других кланах.
Бруджа сильнее всего подвержены впадению в безумие. Большинство из них стыдится этого недостатка своей крови, часто они начинают относиться враждебно к собеседнику, затронувшему тему безумия.
Отношение к другим кланам:
•Гангрел: в их груди пылает огонь Зверя, но они даже не пытаются побороть его. Если бы они были более цивилизованными, мы могли бы стать союзниками.
•Ласомбра: презренные хитрецы и кукловоды. Первые шаги к справедливому обществу будут сделаны по трупам Ласомбра.
•Малкавиане: горе потомкам Малкава, ибо они – раздробленный клан. Смотрите на них и учитесь помогать своим собратьям, иначе мы впадем в хаос еще глубже, чем они.
•Носферату: они прокляты, но у них острый слух. Не стоит пренебрегать ими.
•Тореадор: мы, как и они, ценим искусство и совершенство. Но их нежелание сражаться за свои идеалы погубило их, как погубит и нас, если мы станем полагаться на Торедор.
•Тремер: нельзя верить этим лжецам. Они убили Саулота из любви к власти, и убьют вас по той же причине.
•Цимисхи: находясь рядом с ними, соблюдай осторожность. Закроешь оба глаза - проснешься вовсе без глаз.
•Вентру: они ненавидят нас со времен Карфагена. Со времен Карфагена мы ненавидим их.




Вентру
Ваши желания что-то значат на ваших землях, барон. Но этой ночью вы стоите на моей земле, а здесь мое слово – закон.
Вентру, шествующие по полям битв и тронным залам, считаются истинными королями на шахматной доске Каинитов. Их участь – завоевания, походы и войны; они правят из своих имений и дворцов. Многие из них и при жизни были завоевателями и не утратили способности в посмертии, другие же достигли успеха на поприще торговли или ростовщичества. Но все они были удачливы в жизни, и в качестве награды были приняты в клан Вентру. Среди Вентру нет неудачников, только успешные и известные при жизни вампиры.
Для Вентру очень важны традиции, они придают большое значение этикету и возрасту. Чем дольше Вентру существует в качестве вампира, тем большим уважением со стороны младших членов клана он будет пользоваться. Старшие представители клана с удовольствием обучают свое потомство, десятилетиями передавая ему свою мудрость, а потом искренне наслаждаются, наблюдая за успехами учеников.
Вентру, идущий к цели, представляет собой жуткое зрелище, так как он не остановится, пока не достигнет желаемого, и горе тому, кто встанет на его пути. Против союзов с представителями других кланов Вентру, как правило, не возражают; взаимодействие с собратьями вызывает у них значительно больше затруднений.
У всех Вентру есть те или иные предпочтения в выборе пищи. Они могут пить кровь только одной, строго определенной, категории жертв (священников, нехристиан, девственниц, англичан и т. п.). Даже голодающий, раненый и впавший в безумие Вентру не будет питаться за счет жертв, не соответствующих его запросам.
Отношение к другим кланам:
•Бруджа: может показаться, что через тысячу лет они забыли о Карфагене, но это не так. У них прекрасно получается лелеять обиды, но это все, что они могут.
•Гангрел: возможно, рано или поздно этих зверенышей приручат, и тогда они будут нам полезны. Примерно как гончие или соколы.
•Ласомбра: они могут претендовать на благородство не больше, чем торчащий между лопаток нож. Вероломство и снисходительность – превосходное сочетание качеств.
•Малкавиане: уста безумцев изрекают истину.
•Носферату: интересно, что многие из них, хотя и обладают внешностью демонов, становятся жертвами собственных религиозных страстей. Но те из них, кто сохраняет разум, весьма талантливы.
•Тореадор: прислушивайся к ним, когда речь идет об искусстве и красоте, но ни о чем другом.
•Тремер: следует признать их амбициозность и гениальность, с которой они смогли натянуть на себя покров Каина. Увы, но остальные их качества одобрения не вызывают.
•Цимисхи: по всей видимости, в восточных землях благородство значит нечто иное, чем в землях Запада. Относись к ним так, как ты относишься к медленно разгорающемуся огню: с уважением и опаской.




Гангрел
ты доблестный воин, смертный, если сумел добраться до этих мест. Я дарую тебе смерть, достойную героя, и буду рассказывать легенды о твоей храбрости.
Гангрел можно считать кланом только с большой натяжкой; эти вампиры – отъявленные индивидуалисты, не признающие ни человеческих, ни вампирских правил сосуществования. В них сильно животное начало, и они, как никто другой, близки к тому, что потерять себя, растворившись в дикой природе.
Мало кто знает укромные уголки нашего мира так, как их знают Гангрел. Они помнят много древних мест, полных магии и вступили в союз с сохранившимися в этих местах мифическими животными (или, по крайней мере, научились избегать их). Ладят Гангрел и с обычными животными; многие из них могут общаться с обитателями полей и лесов.
Из всех вампиров именно Гангрел удалось установить более-менее нормальные отношения с оборотнями. Может быть, это потому, что Гангрел сами могут менять форму; большинство историй, повествующих о превращающихся в зверей вампирах, связаны именно с Ганрелами. Но эта способность имеет свою цену: старшие Гангрел часто вовсе утрачивают человеческую форму, почти полностью превращаясь в зверей, чей облик они приняли.
Когда-то Гангрел были куда сильнее и многочисленнее, но ослабление древних языческих культов и распространение человеческой цивилизации (и паразитирующих на ней вампиров) привели к оскудению клана.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: Ха! Они хотят обрести Небеса, заперев себя и горстку смертных в склепе с огромными стенами? Да этот идеальный город Бруха за три ночи превратится в настоящую скотобойню.
Ласомбра: мелочные предатели. Один из них попытался втянуть меня в свои грязные замыслы. Они напускают на себя высокомерный вид, но их внутренности не слишком-то отличаются от внутренностей других вампиров.
Малкавиане: когда Малкавиан говорит, слушай. Когда Малкавиан действует, смотри. Когда встречаются два Малкавиана, беги.
Носферату: их преследует рок. Оставьте этих бедолаг в покое.
Тореадор: они наделены многими талантами и могли бы стать бардами нашего племени. Но вместо того, чтобы создавать поэмы, воспевающие героев и тревожащие души селян, Тореадор извергают клевету и плетут огромные сети лжи и обмана.
Тремер: эти волшебники должны исчезнуть, и да не будет их уход воспет в песнях, но пусть забудут все достойные создания их имена и не будут упоминать их в сагах.
Цимисхи: они уважают землю, и это хорошо. Но они не питают никакого уважения к порождениям этой земли, и за это мы должны убить их. Впрочем, это подождет до тех пор, пока не будут уничтожены Тремер.
Вентру: тот, кто ищет власти надо мной, должен заслужить ее.




Ласомбра
Прекрасное решение. Мои поздравления. Вы и в самом деле сами до него дошли?
Элегантные, хищные Ласомбра искренне считают себя лучшими из всех Каинитов. Они твердо верят в Божественное Право и привилегии сильного и относятся к остальным вампирам (которые, разумеется, не по своей вине занимают приниженное положение) с жалостью, хотя и не склонны терпеть все их выходки.
Ласомбра – это причудливая смесь noblesse oblige и здоровой доли презрения. Они всегда пытаются заполучить власть в свои руки - в часовнях монастырей и коридорах дворцов, - но при этом им не нужны титулы слава, сопутствующие власти. Ласомбра не гонятся за властью ради самой власти, они стремятся перехватить бразды правления только потому, что уверены, что справятся с этой работой лучше остальных.
Рука об руку с этим стремлением быть последней инстанцией при принятии всех решений идет здоровое презрение к тем, кто уступает Ласомбра по интеллекту, физической форме и происхождению. В эту категорию попадает все остальное сообщество вампиров, и хотя к части кланов Ласомбра питают некоторое уважение, равными себе они не признают никого. Ласомбра будет работать с членами других кланов и даже, возможно, будет называть их своими друзьями, но при этом ему и в голову не придет считать их ровней.
Практически все Ласомбра при жизни принадлежали к благородным итальянским, испанским и мавританским семьям. Они прекрасно знакомы с искусством ведения войны и придворной жизнью, хотя многие из них при жизни были служителями Церкви. Простолюдин может стать Ласомбра, но такие случаи можно пересчитать по пальцам.
Члены клана Ласомбра не отражаются в зеркалах и прочих отражающих свет поверхностях (окнах, воде, ртути).
Отношение к другим кланам:
Бруджа: Похожи на арабского жеребца со сломанной ногой; некогда великие и слишком гордые, чтобы признать свое падение.
Гангрел: пусть их бродят по лесам в компании столь любимых ими волков. Если нам повезет, оборотни уничтожат этих животных и тем самым сберегут нам силы.
Малкавиане: тот, кто видит бешеную собаку, убивает ее, иначе она может вцепиться в ногу. С Малкавианами нужно придерживаться тех же принципов.
Носферату: они выползают из чумных ям, чтобы заразить наших жертв лихорадкой и измазать их нечистотами. Да будут запечатаны могилы, и да будут запечатаны они в могилах.
Тореадор: при любом мало-мальски приличном дворе есть хотя бы один Тореадор. Разумеется, при каждом мало-мальски приличном дворе есть карлик и безмозглый шут, так что еще один чудак не играет никакой роли.
Тремер: колдуны полны амбиций, и это вызывает некоторое беспокойство. Нам еще много лет назад надо было показать Тремеру и его напыщенному потомству, как красив рассвет.
Цимисхи: из-за них наш род называют чудовищами. Разве нельзя править, не уничтожая владений других?
Вентру: жалкие князья и самопровозглашенные лорды, они – лишь слабая тень истинного величия. Пусть себе сидят на тронах, мы же будем стоять в тени.




Малкавиан
Ха! Ты жаждешь порядка, ожидаешь подчинения! Да. Все здесь, милорд. В трещинах, милорд. Но можешь ли ты смотреть на это, не вырывая себе глаз?
Вампиры из клана Малкавиан порой вызывают страх даже у храбрейших Бруджа и высокомерных Цимицхов, так как от них исходит явственный запах безумия..
В прежние дни (так утверждают сами безумцы) Малкав был одним из любимейших отпрысков Каина. Каин искал мудрости в дальних уголках Земли, и его потомство следовало его примеру. Но ни Саулот, ни Бруджа не нашли того, к чему стремился Каин. Малкав принес искомую мудрость своему сиру, и Каин благословил его и его потомков даром освобождающего безумия.
Клан Малкавиан кажется самым непонятным из всех вампирских кланов. Слабые, сломленные души и психопаты встречаются среди членов клана одинаково часто, отражая неоднозначность полученного Малкавом дара. Если бы не объединяющее их безумие, их едва ли можно было назвать кланом. Но у других кланов нет выбора: они вынуждены признать их существование. Пророки из числа Малкавиан на протяжении многих поколений обитали при дворах вампиров, и даже Ласомбра и Вентру, если им понадобится информация, усядутся за один стол с Малкавианами – на противоположных концах.
Сейчас Малкавиане являются составной частью сообщества Каинитов. Они изображают из себя шутов, жонглеров, провидцев и идиотов, раскрывающих странные тайны, до времени погребенные под слоем безумия. Их шутки над союзниками и врагами часто бывают непонятны, вызывают раздражение, иногда становятся опасными. Они или всей душой предаются делу, или же перепархивают от одного союза к другому, подобно одурманенным мотылькам. Никто из вампиров не сможет предсказать, как поведет себя Малкавиан и куда он направится.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: Что ж, у них совершенные тела и совершенный разум, тут не поспоришь. Все они сдержаны и спокойны.
Гангрел: только посмотрите на этих безумцев, бегающих по охотничьим угодьям оборотней. И они еще называют нас сумасшедшими.
Ласомбра: то кукловоды, то куклы, Ласомбра вполне годятся для развлечения детишек.
Носферату: бедолаги. Но и у них и у нас есть одна греющая нас добродетель – честность. Все мы созданы по образу Божьему.
Тореадор: Хм. Что за неблагодарная работа – охранять осколок камня или мазок краски от времени. Но они неправы, когда говорят, что никто их не понимает. Мы понимаем. Они сумасшедшие.
Тремер: Раны Господни! Эти малыши перевернули вверх дном всю Великую Иерархию Каинитов, разве нет? Да их надо показывать на каждой городской площади, хотя бы затем, чтобы нам было о чем подумать.
Цимисхи: милые ребята, они так завидуют Носферату и подражают им. Что ж, если они думают, что безобразие приводит к просветлению, я с радостью помогу им. У них слишком много конечностей, на мой вкус…
Вентру: стеклянный трон кажется удобнее всего тогда, когда король думает, что восседает на камне.




Носферату
горе презренному, князь, ибо он побеспокоил тебя! Вгони меня в торпор! Проткни меня колом и оставь под лучами солнца! Снеси мне голову! Только… не отправляй меня назад во владения графини Изабель из клана Ласомбра. Что? Она твой враг, господин мой? Да, я сумел бежать из ее неприступной крепости… через потайной проход, разумеется. Что за проход? Может быть, господин мой, нам стоит обсудить это в твоих личных покоях…
Носферату несут древнее ужасное проклятие, ибо более не являются подобием Господа; преображение в вампиров искажает их тела, делая их отверженными в глазах людей и ангелов. Презираемые в обществе людей и вампиров, эти несчастные вынуждены искать прибежища в катакомбах, пустошах и прочих укромных местах Средневекового мира.
И тем не менее, носферату смогли подняться благодаря тому, что они всегда владеют нужной информацией. Их способности к маскировке, умение наладить контакт с животными и потребность в перемене мест дают им доступ к информации, закрытой от их менее храбрых собратьев. Они знают, что даже самый элегантный князь Вентру попридержит спесь, зажмет нос и не откажется пообщаться с парочкой нищих, чтобы получить новости о своем сопернике-Ласомбра, проживающем в соседнем герцогстве. Если же обмен покажется не слишком выгодным, Носферату не побрезгуют и мелким шантажом…
После распространения христианства многие Носферату изменили модель поведения. Считая себя проклятыми Господом, но желая получить прощение от Христа (или кого-нибудь еще), они терпеливо переносят все земные страдания в надежде избежать Ада. Так как Носферату по большей части общаются с низшими слоями населения, у них имеется немало возможностей творить добро, не выходя из тени.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: что бы они там не болтали о равенстве, мало кто признает нас своими собратьями. Они будут гореть в аду, как и все мы.
Гангрел: относитесь к этим странникам с уважением и не становитесь у них на пути – если только они не посягают на ваши охотничьи угодья. Если же битва неизбежна, первыми наносите удар.
Ласомбра: должны ли мы любить тех, чьим самым сильным огорчением является невозможность увидеть себя? Но все же они полезны, так что забудь о ненависти, воспользуйся их паранойей и сообщи им те тайны, что они так жаждут вызнать. Правильное слово – или хорошо подобранная ложь, - попавшее в уши Судьи, может обеспечить тебе десятилетия безопасного существования.
Малкавиане: они мне нравятся больше, чем все остальные. Не поймите меня неправильно, они одержимы демонами, но они хотя бы не пытаются выделить нас в качестве мишени для своих шуточек.
Тореадор: глупцы! Получить вечность и тратить ее, пытаясь познать нечто столь преходящее, как красота.
Тремер: да не будет им ни прощения, ни забвения. Помните о нашем друге Саулоте и его детях, которые единственные относились к нам с сочувствием. Не следует вставать на пути Узурпаторов, ибо они сильны, но будем идти по их следам и разносить слухи об их грехах по всей земле.
Цимисхи: разве они ничему не научились на нашем примере, что продолжают так принижать творение Господне? Гнев небес рано или поздно обрушится на них.
Вентру: они требуют от нас верности, но не предлагают в обмен защиту. Мы пробираемся к их дворам, моля о помощи, но они изгоняют нас прочь, во тьму и холод. Однажды ночью судьба покарает этих самозваных дворян, а мы будем смеяться над ними из тьмы, в которую они прогнали нас.




Тореадор
нас ждет вечность, но жизнь смертных заканчивается в мгновение ока. Разве можем мы позволить себе тратить время на войны и разрушение? Тайны творящего гения – вот что может принести нам спасение, нужно лишь раскрыть их.
С самого начала Тореадоры были очарованы красотой во всех ее проявлениях. Из всех кланов именно Тореадор сильнее всего ценят свершения человеческой расы.
На протяжении всей истории Тореадор общались со смертными творцами и художниками. Старейшины вспоминают величие Золотого Века – но помнят они и Римскую империю, когда Тореадоры впали в декадентство и излишества. Многие из Мастеров пали, попав под разлагающее влияние Рима, и теперь Тореадоры стремятся к умеренности, надеясь сохранить то, что любят превыше всего на свете.
Они с радостью смотрят на здания соборов и могут впасть в почти религиозный экстаз, любуясь прекрасными творениями рук человеческих. В особенности они ценят те произведения искусства, которые вдохновляют любующихся ими людей.
К сожалению, в них живет и любовь к роскоши и удовольствиям, они легко могут уступить изощренному соблазну. Их склонность к различным порокам (которые еще могут взволновать неупокоенное существо) стала легендарной. Стремление к поиску истины и смысла в красоте привело к краху и падению не одного беспечного Тореадора. К тому же, отвращение к политическим интригам и играм не оберегает Тореадоров от других кланов, считающих их апатичными и бесполезными. Мастера об этом знают, но чужое мнение их мало беспокоит.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: в гневе они уничтожают то, что считают достойным сохранения. Если бы только они знали, как пользоваться своей силой…
Гангрел: в необжитых местах много чудес, но Звери заплатили слишком дорого за возможность любоваться ими.
Ласомбра: как они могут быть одновременно столь образованными и столько невежественными? Они утратили души вместе с отражением.
Малкавиане: хотелось бы мне знать, что даровало им такую мудрость и вместе с тем так затемнило их разум. Я оплакиваю их, ибо это все, что можно сделать для Малкавиан.
Носферату: Ах! Эти твари – самое ужасное из всего, что есть в мире вампиров. Может быть, они многое видят, но я терпеть не могу их истории. Избавьте меня от этого испытания.
Тремер: они искали бессмертия, но неверно выбрали цели, и теперь все вампиры страдают от их присутствия. Мы скорбим по Саулоту и его собратьям, ибо они воистину были самыми просвещенными из нас.
Цимисхи: ничего из творений Цимисхов и их прихвостней не заслуживает того, чтобы пережить века. Если нам повезет, они и Узурпаторы уничтожат друг друга, и тогда их «стадо» узнает, что значит жить.
Вентру: королевская кровь еще не означает благородства, и Вентру следует это понять. Простите, но я не стану стоять по стойке «смирно», когда им того захочется.




Тремере
наша дорога ясно просматривается, и ведет она к обретению власти над собой и нашими товарищами. Но мы не сможем дойти до конца в одиночку. Клан, и только клан может достичь вершин.
Вампиров этого клана недаром называют узурпаторами. Когда-то они были группой смертных магов, и их глава, Тремер, был одержим идеей бессмертия: он желал вечно совершенствовать свое искусство. Попытки обрести бессмертие оказались удачными: погиб старейшина Цимисхов и двое из учеников магов, но вся остальная группа превратилась в вампиров.
Не удовлетворившись достигнутым, Тремере пожелали стать полноправным кланом. Они выследили Саулота, загадочного предводителя клана Салюбри, и вогнали его в торпор; сам Тремер испил крови Патриарха.
Разумеется, новый клан немедленно попал в осадное положение. Цимисхи стремятся отомстить, так как Тремере не только убили членов их клана, но и захватили часть наследственных земель Извергов. Гангрел считают Узурпаторов чем-то отвратительным, тем более, что те поймали нескольких Гангрел ради использования в своих опытах. Впрочем, Тремере вызывают не только ненависть, но и опасения - они уже успели несколько раз продемонстрировать, что после Становления не только не потеряли Дара, но и приобрели новые, еще более мощные способности.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: философы и фанатики, которые так и не поняли, что их новый день давно обратился в непроглядную ночь.
Гангрел: грязные дикари, недостойные даже быстрой смерти.
Ласомбра: сильные и дисциплинированные. Их поддержка была бы кстати, но им нельзя доверять, как нельзя доверять теням, которыми они управляют.
Малкавиане: без сомнения, эти создания одержимы. Их бормотание нас никак не касается.
Носферату: Отвратительно! И подумать только, они живут так долго! Представить себе не могу, чтобы я согласился на союз с ними.
Тореадор: Фи! У них не хватает духу объединиться со своими товарищами против нас, и это – единственная добродетель Тореадор.
Цимисхи: не спрашивай, не раздумывай – убивай их. Если можешь. Но всегда будь бдителен.
Вентру: их претензии на мученичество меня смешат. Уважай их только тогда, когда они того заслуживают.




Цимицхи
добрый вечер, странник. Приветствую тебя во владениях моего воеводы, графа Владимира Рустовича, границу которых ты пересек у форта в лиге отсюда. Тебе повезло: в нашем замке много свободных комнат и огромный выбор развлечений.
С незапамятных времен Цимисхи жили в Европе за рекой Эльба. Изверги селились на берегах Одера и Дуная, в Припятских болотах и на утесах Карпат, бдительно охраняя свои логова и жестоко наказывая всех, кто осмеливался вторгнуться в их владения. Тысячелетия войн за земли превратили их в настоящих чудовищ, чья жестокость стала притчей во языцех даже среди вампиров. Рассказы путешественников, повествующие о жутких тварях с множеством ног, вриколаках и прочей нечисти, часто основаны на реальных фактах – встречах с каким-нибудь бедолагой, изуродованным раздраженным Цимисхом.
Из всех кланов Цимисхи, возможно, меньше всех походят на людей. Это умные, отлично образованные существа, но их исследования заставили их прийти к неизбежному выводу: вампиры стоят выше людей, а Цимисхи стоят выше остальных вампиров. «Лучшие» (по мнению Цимисхов) люди достойны возвышения, остальные являются всего лишь скотом. В отличие от многих вампиров, Цимисхи не считают себя проклятыми. Если Бог проклял их, говорят они, так, быть может, пришло время для новых богов?
За годы, последовавшие за падением Римской Империи, клан превратил в своих вассалов или рабов потомственных вождей многих восточноевропейских племен, создав таким образом целые «семьи» гулей благородного происхождения, наделенные сверхъестественными способностями.
Отношение к другим кланам:
Бруджа: о, тысяча извинений – город, где я смогу мирно сосуществовать со смертными? Он станет для меня раем на земле? Это мечта Бруджа? Хммм… Я считал, что я – ночной убийца, пьющий кровь, но я, видимо, ошибался.
Гангрел: они понимают Зверя лишь немногим хуже, чем мы; так что из них получатся отличные гончие, которых можно пустить по чьему-нибудь следу.
Ласомбра: там много сил и так много ночей, растраченных в шахматных играх и попытках обменять пешку на пешку. Политика – дело несложное: отдай приказ подчиненным, посади на кол тех, кто вздумает возражать, и занимайся более важными делами.
Малкавиане: их безумие, хотя и подтачивает силы, может стать источником вдохновения. Сделай кубок из черепа Малкавиана и испей его крови из этого сосуда. Жидкости, оставшиеся в порах черепа, смешаются с кровью и даруют тебе множество поучительных видений.
Носферату: они стойко переносят свои несчастья, хотя и отличаются неуклюжестью, и они понимают толк в запугивании. Восхищайся ими издалека и превращай в наглядное пособие каждого из них, кто осмелится осквернить наши владения своим присутствием.
Тореадор: слащавые, прирученные вампиры. Они хотят, чтобы мы восхищались их искусством, но как же они сторонятся наших талантов! Их можно держать в качестве домашних животных, пока их стихи не начнут вызывать скуку, а затем – сбросить в крысиную яму.
Тремер: мы вырвем похищенный ими дар из их гниющих внутренностей, распнем их на вершинах Карпат, которые они осквернили, напоим водяных в Дунае их желчью и оставим их на растерзание хищным птицам. Затем мы покажем им, что такое настоящая боль.
Вентру: тевтонские гадюки, с вежливой улыбкой жалящие тебя в пятку. Вырви их раздвоенные языки и выбей им клыки.

@темы: матчасть

URL
   

darkagevtm

главная